Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши

Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши
article156.jpg

Сюзане ,  Борпуш , Джоинамоз , Карс , Руиджо

 

Сюзане.

 

  Сюзане, фрагмент. Канибадам, начало 20 в

 

Одним из самых характерных крупных таджикских вышитых изделий является сюзане. Оно занимает почетное место не только в украшении жилища, но и, можно сказать, в самой жизни народа и является гордостью народного творчества. Необычайное разнообразие орнаментальных решений, гармония пропорций, красота и выразительность отдельных элементов, наконец, исключительная законченность декоративного замысла этих сюзане достойны изумления и преклонения перед мастерством человеческих рук. Сюзане — самая значительная по размерам декоративная вышивка и по своим художественным достоинствам часто не уступает ковру. Его вышивают на карбосе, сатине или шелке, почти всегда сажают на подкладку и обязательно обшивают полосой черной материи или тесьмой. Наибольшее распространение имеет замкнутая композиция с одной крупной розеткой размером во всю высоту сюзане или композиция из шести-девяти розеток, расположенных в строгой симметрии. Иногда вместо розеток используются мотивы всевозможных кустов. Последние особенно часто встречаются в ленинабадских, исфа-ринских, самаркандских, бухарских и канибадамских изделиях. Всю композицию сюзане обязательно замыкает широкая нарядная кайма, придающая ему законченный вид. По характеру узоров, приемам выполнения и колориту сюзане, как и другие виды вышитых изделий, в различных районах республики имеют свои ярко выраженные особенности. Одними из красивейших в Таджикистане можно по праву считать ура-тюбинские сюзане. Они притягивают взгляд своей особой характерностью и поражают необыкновенной монументальностью решения как отдельных форм узора, так и композиции в целом. А сочетание красок, построенное в основном на резком их контрасте, иногда просто ослепляет необыкновенной яркостью и смелостью колорита. Здесь существуют два типа сюзане: ранние, для которых характерен мелкий орнамент, вышитый сплошным плотным швом (встречаются редко), и поздние, нашего времени, с крупным лаконичным узором. Интересны сюзане, принадлежащие к 40-м годам нашего столетия, с композицией, состоящей из девяти крупных розеток, каждая из которых представляет собой сложный многоярусный узор растительного характера. Лиловато-вишневые многолепестковые розетки с розовыми цветками в середине окаймлены кольцами, орнаментированными такими же цветами. Вокруг розеток вьются широкие белые стебли с крупными, сочными листьями. В промежутках между розетками разбросаны мелкие голубые цветочки, вокруг которых венчиком сияют желтые трилистники, а за ними—красные цветы тоджи хурус («петушиный гребень»). По краю сюзане окаймлено узким бордюром, состоящим из вьющегося белого стебля с цветами тоджи хурус вперемежку с желтыми пятилепестковыми цветочками. Черный фон эффектно оттеняет весь узор вышивки. Во всей композиции ощущается монументальность и лаконизм выражения: этому способствует строгий ритм крупных лиловато-вишневых розеток и мелких пятен голубых цветков, а также смелые силуэты мощных белых стеблей.

 

Очень оригинальны и характерные для Ура-Тюбе сюзане с одной крупной розеткой (которые были популярны как столетие назад, так и в наше время), размещенной на всей его плоскости. Эмоциональное воздействие подобной композиции на человека трудно переоценить. Многочисленные кольца, составляющие эту розетку, обычно контрастные по цвету к фону вышивки (черный к белому, красный к черному, бордо к желтому), как бы приближаются к зрителю. Благодаря разнообразию своей внутренней орнаментальной разработки они создают ощущение вечного бурного движения, напоминая живой, трепещущий организм.

 

В таких вышитых композициях особенно остро чувствуется, что они сделаны вручную, а не машиной. Именно это придает каждому изделию какую-то неповторимую прелесть. Можно просмотреть десятки, сотни одинаковых по характеру рисунка вышивок, и каждая из них будет наполнена своим особым ароматом.

 

Крупномасштабный рисунок ура-тюбинских сюзане, его массивный вид резко противостоит легким, ажурным канибадамским, ленинабадским, исфаринским и аштским композициям. Здесь нет монументальности, которая поражает в ура-тюбинских сюзане. Но большая измельченность узоров, изящество их орнаментальных мотивов, их плавное, равномерное расположение на ткани, необыкновенная многоцветность приятны своей красочностью, праздничностью. Основной орнаментальный мотив тут тоже растительный. Разнообразные по форме и окраске цветочные узоры превращены фантазией вышивальщиц в пышные кусты, в сказочные букеты. Кусты и букеты составляют в этих сюзане основные композиционные пятна. Как и розетки, они располагаются в строгом ритмичном порядке по десять, восемь и шесть штук в каждой композиции. Между ними иногда разбросаны мелкие веточки или розетки цветов. Часто на поле расположено только несколько (шесть-девять) отдельных кустов без всякой дополнительной орнаментации вокруг. Подобные композиции строятся по принципу ориентированных, имеющих свой «верх» и «низ», и обычно создают ощущение покоя и статичности. Например, на одном из канибадамских сюзане двенадцать симметричных кустов (по три в ряду) плавным, спокойным ритмом заполняют все его поле. Пышные ажурные кусты крепко «сидят в земле». Этому впечатлению способствует главным образом обозначение корня в каждом кусте. Такая их трактовка характерна для всего декоративно-прикладного искусства таджиков. Одновременно со спокойными по своему общему строю сюзане-существуют и совсем иные, также выполненные канибадамскими вышивальщицами. Так, в одном из них (1950-е годы) основным мотивом являются букеты, состоящие из голубых, розовых и белых цветочков, искусно переплетенных черными завитками лиственного стебля. Таких букетов в сюзане двенадцать. Они опять-таки равномерно расположены по всему желтому полю вышивки, и между ними в строгой сим

 

метрии друг к другу разбросаны изящные маленькие веточки с цветами. По своему очертанию эти веточки напоминают вихревые розетки (этот мотив часто встречается в орнаментике многих народов, особенно у киргизов, узбеков, туркмен, казахов и башкир) . Они вносят в общий ритм композиции необыкновенное оживление и наполняют весь орнамент каким-то неуловимым движением. Таким образом, можно сказать, что фантазия и мастерство вышивальщиц неограниченны. Один и тот же орнаментальный мотив, трактованный индивидуально, может совершенно по-разному выглядеть в общем строе вышитого изделия, сообщать ему умиротворенность, спокойствие, величавую строгость или бурное движение. Радостными, игривыми мотивами наполнены многие ленинабадские сюзане. Так, на одном из них на громадном (300 X 400 см} черном фоне разбросаны мелкие ажурные розетки и одна крупная изображена в центре. Розетки разнообразны не только по своей внутренней орнаментальной разработке, но и по своему размеру, что способствует впечатлению, будто композиция имеет глубину и пространство. Эта вышивка отчасти напоминает звездное ночное небо.

 

Каждая из розеток насыщена мелкими орнаментальными узорами—желтыми, белыми, фиолетовыми, зелеными. И благодаря оптическому смешению этих красок создается эффект яркого небесного мерцания. Интересное зрелище представляют собой нурекские сюзане. По своему характеру их композиции как бы испытывают двоякое влияние: имеют сходство с горной вышивкой и продолжают линию равнинной, отличаясь большей насыщенностью общего декора. Обычно мелкие изящные цветочки и листики, равномерно заполняющие поле этих сюзане, кое-где собраны в маленькие розетки или веточки; четыре угла этой замкнутой композиции украшены одинаковыми кустами, имеющими симметричное построение. Излюбленный цвет здесь красный. Он часто используется в фоне, в разнообразной тональности широко вводится в саму орнаментальную композицию. Общее впечатление от нурекских сюзане такое же, как и от мозаичного панно, где все сливается в общую яркую гамму красок.

 

Самаркандские сюзане богаты древнейшими орнаментальными мотивами. Многие из них своим крупным лаконичным рисунком напоминают ура-тюбинские. Здесь основными мотивами тоже являются одна или несколько крупных многоярусных розеток, разнообразных по формам, обрамленных мощным лиственным стеблем. Многочисленные вариации этого мотива способствуют впечатлению необычайной красочности и поражают неограниченностью воображения вышивальщиц. Контрастные цветовые сочетания (желтого с синим, фиолетовым, малиновым; красного с черным, желтым; розового с голубым) создают в них напряженный звучный колорит, также родственный ура-тюбинским вышивкам. Но в самаркандских изделиях контрастность цвета еще более подчеркивается тонким контуром (желтого или какого-либо другого светлого тона), который сделан вокруг каждого элемента узора и выполнен тамбурным швом.

 

Красивы сюзане с симметрично расположенными в несколько рядов пышными кустами. Но кусты в самаркандских вышивках резко отличаются от того же мотива в ленинабадских, исфаринских и канибадамских. Самаркандские вышивальщицы наполняют свои буйно цветущие кусты внутренней силой, мощью. По своему общему очертанию они напоминают те же самые розетки, только с иной детальной разработкой. Сочные стебли и листья плавным, равномерным движением плотно обвивают цветы всевозможных очертаний.

 

Характерное для самаркандских вышивок сочетание черного с красным можно встретить во многих сюзане. Так, на одном из них (начало XX века) на белом фоне (400Х300 см), который слегка прослеживается в общем орнаменте, размещены в два ряда шесть крупных бордовых розеток, сплошь зашитых швом басма. В центре каждой—небольшой красный пестик, окруженный красным же зубчатым кольцом. От него по кругу разбросано шесть мелких, опять-таки красных, зубчатых розеток. Вокруг этих крупных бордово-красных пятен в беспокойном ритме, густо заполняя фон, вьется сочный черный стебель со множеством крючкообразных зигзагов, на концах расщепляющихся в пышные кудрявые веточки. Последние по своим очертаниям напоминают силуэты сказочного цветка со множеством симметрично расположенных лепестков и отростков. Этот широкий черный стебель с завитками образует сплошной ажурный фон вышивки и вместе с бордово-красными розетками создает единое красочное зрелище. Вся композиция замкнута в широкую кайму, состоящую из того же вьющегося черного стебля с бордовыми пестиками между завитками. В этом сюзане искусная рука вышивальщицы при минимальном использовании цветов (черного, бордо и красного) сумела создать богатую красочную картину. Среди самаркандских сюзане, принадлежащих к более раннему времени, к началу XIX века, часто встречается и более сдержанная гамма цветов, отличающаяся благородством и гармонией. Внутренняя разработка детален их рисунков (в основном розеток) тоже тоньше и богаче. В сюзане более позднего времени стал преобладать более декоративный стиль узора . С пышными композициями самаркандских сюзане, овеянными ароматом родных садов и полей, резко контрастируют пенджикентские орнаменты. Здесь крупные пятна розеток не обвиваются сочным растительным стеблем, а окружаются множеством других розеток различных размеров, по цвету повторяющих основные. Пенджикентские розетки по своей орнаментальной разработке не многоярусны, и для них характерна плотность общего декора. В большинстве случаев внутреннее поле розетки разделяется несколькими концентрическими окружностями звездчатого типа, по цвету гармонирующими с основным полем. Здесь часто применяют редко встречающиеся в таджикской вышивке цвета: коричневый, серый, бледно-розовый. Характер подбора красок отличается некоторой изысканностью. Например, на одном из сюзане (XIX век, 250 X 350 см) шесть чередующихся в строгом порядке крупных белых и бледно-оранжевых розеток расположены на черном фоне. Белая розетка внутри орнаментирована розовыми и бледно-коричневыми звездчатыми кольцами, оранжевая — бледно-голубыми и красными. Вокруг них произвольно, даже немного небрежно разбросаны белые, розовые и желтые розеточки разной величины, символизирующие небесные планеты. Общий вид вышивки радует глаз своим спокойствием.

 

Этому ощущению в основном способствует мягкое сочетание красок (белой со светло-коричневой). Вся эта композиция замкнута в узкую рамочку из чередующихся белых пестиков и симметрично изогнутых в противоположные друг от друга стороны оранжевых веточек. В пенджикентских сюзане кайма почти всегда строится из отдельных растительных элементов, не связанных между собой лиственным стеблем, что также является одной из их характерных черт.

 

Особенно разнообразна вышивка сю-зане, выполненная не в самом Пенджи-кенте, а в окрестных кишлаках. По своему орнаментальному строю она иногда напоминает ура-тюбинские или канибадамские. Но по цветовому решению во многих случаях(особенно в изделиях начала XIX века) она резко противостоит им, тяготея к более мягкой и тонкой гамме цветов. Удивительно разнообразны и богаты орнаментальные композиции сюзане Бухары . Они славятся необыкновенно пышным, превосходно скомпонованным растительным орнаментом и виртуозным техническим его исполнением. В бухарских вышивках очень часто применяются шелковые нитки, блеск и переливы которых создают особенно тонкие переходы одной краски в другую и способствуют необыкновенной многоцветности общего впечатления.

 

Композиции орнаментов здесь тоже разнообразны. Основной их мотив — все те же традиционные розетки и кусты. Кроме этого встречается ромбовидная сетка, занимающая все центральное поле с цветочными мотивами в каждой из ее ячеек. Эти орнаментальные мотивы в бухарских вышивках трактуются с очень большим разнообразием, их новые и новые вариации не имеют, кажется, границ. Контуры образуют то зубчатые или лучевые звезды, то мягкие, плавные пальметки с необыкновенно разнообразной внутренней разработкой. Растительные стебли или кусты, хрупкие и нежные, со множеством мелких цветочков, бутонов и листочков настолько плотно и в то же время непринужденно обвивают основные орнаментальные узоры, что, глядя на эту картину, невольно веришь в ее реальность. А в мелких ажурных завитках этой удивительной растительности хочется уловить птичьи голоса и аромат живых цветов.

 

Тонкость, ажурность орнамента усиливает и цвет: едва ли можно встретить в каких-либо других таджикских вышивках столь нежные и разнообразные сочетания серого с голубым, сиреневого с розовым, бледно-желтого с охрой, белого со светло-оранжевым. Эти тонкие сочетания всегда находятся во взаимодействии с малиновым, зеленым, красным и синим цветами и размещаются в узоре в таком ритме, что иллюзорно смягчают общую гамму красок.

 

Примером может служить сюзане (начало XX века, 270Х200 см), решенное в приглушенной оранжево-красной гамме. Композиция насыщена измельченными растительными узорами, окружающими тонкую по орнаментальной разработке центральную розетку, которая чуть просматривается в общем рисунке. С первого взляда кажется, что сюзане украшено лишь одними оранжевыми и красными цветами. Но при детальном рассмотрении можно увидеть очень много мелких орнаментальных элементов — голубых, синих, зеленых, серых, холодными сочными каплями освежающих теплый колорит вышивки. Интересны цветы с как бы мозаичной внутренней разработкой, состоящие из множества мелких прижатых друг к другу пятен, близких по цвету и тону. Общая гамма этих цветочных форм мягкая и отливает то теплым, то холодным отблеском. Много в декоре этого сюзане и небольших изящных веточек с ягодами, свободно и непринужденно вписанных в общий узор. Широкая замыкающая кайма служит как бы продолжением узора среднего поля и зрительно сливается с ним. Старинные бухарские изделия (XIX век) прославились своим золотым шитьем , отличающимся изумительной игрой красок. Их общая ярко-золотистая гамма с отдельными акцентами синего, зеленого, розового, красного и фиолетового цветов создает впечатление необыкновенной драгоценности материала. Особенно красивы вышивки золотом на бархате и плотном шелке.

 

На примерах сюзане равнинных областей Таджикистана можно проследить основные характерные черты каждой орнаментальной школы и убедиться, насколько их вышивки близки друг другу технологическими принципами, композиционными приемами, общими орнаментальными формами и образами, высоким мастерством колорита, исполнения линии. Но одновременно можно легко убедиться и в том, насколько они разные по цветовому решению узора, по масштабу, по пропорциям общего орнамента. Это говорит о необычайном многообразии местных школ орнаментальной культуры.

 

Борпуш.

 

        Борпуш. Самарканд, 19 в.

 

Кроме сюзане в равнинных областях Таджикистана существуют другие виды крупной декоративной вышивки. По своему общему художественному строю каждая из этих вышивок имеет свои характерные особенности, заставляющие отнести ее к той или иной художественной школе. Близкими по своему назначению к сюзане являются такие предметы, как борпуш, руиджо, карс . Ими тоже украшают стены, покрывают постель и сложенные в стопы одеяла. Каждое из этих изделий участвует также в свадебных и в погребальных обрядах. По своим размерам эти вещи гораздо меньше сюзане (200Х200, 200Х150, 100Х300 см}, но по разнообразию узоров и расцветки, пожалуй, иногда превосходят их. Композиции этих вышивок тоже компонуются при помощи центрального поля и каймы. В борпушах, как правило, композиция завершенная: в ее центре чаще всего находится крупная декоративная фигура растительного или геометрического характера, а в четырех углах — обязательно орнамент. Встречаются и такие, у которых центральное поле состоит из нескольких симметрично расположенных узоров. На основе этих двух систем строится множество вариаций с различным рисунком и разнообразной расцветкой отдельных элементов. Обычно борпуши по своему общему художественному строю очень близки к сюзане. Особняком стоят лишь ура-тюбинские, привлекающие внимание необычностью своих орнаментальных узоров. В них особенно заметно проявляется глубокое понимание мастерицей декоративного пятна, вообще свойственное ура-тюбинской школе вышивки.

 

Так, в одном из ура-тюбинских бор-пушей (начало XIX века) строгая лаконичная композиция (крупная фигура аждахора—дракона в центре, орнаментированные углы и замыкающая кайма) поражает монументальностью решения узора. Основной декоративный эффект здесь строится на сильных и смелых зубчатых линиях. На черном сатине белым цветом резко выделяется громадный аждахор. Предельно стилизованный, кувшинообраз-ный силуэт дракона состоит из изогнутого растительного стебля, на концах которого расположены четыре желтых цветка; в его центре помещен цветок «ночная красавица» (часто встречающийся в подобных вышивках), заключенный в кольцо, по декоративному оформлению напоминающее чешую змеи. Все эти элементы орнамента составляют силуэт дракона, по своим очертаниям похожий на изящную геометрическую фигуру. Этот мотив узора является излюбленным у вышивальщиц Ура-Тюбе и часто употребляется ими в различных интерпретациях.

 

Природа, цветы и животные преображаются мастерицами в пышный орнамент, который говорит о реалистической основе своего происхождения. В ура-тюбинских борпушах часто можно встретить узоры, обозначающие змей, скорпионов, драконов и т. п. Такие мотивы вообще свойственны таджикскому искусству и не только изобразительному и прикладному, но

 

и искусству народной пантомимы, наиболее ясно несущей в себе до сих пор архаические черты. Это еще раз свидетельствует о древнейших истоках вышивания и его неразрывной связи со всем остальным искусством . Часто в ура-тюбинских борпушах воспроизводятся мотивы, отображающие явления природы, изображающие светила и, в частности, солнце. Обычно они трактуются здесь с большой долей своеобразного реализма. Так, диск солнца состоит из нескольких колец, от которых отходят маленькие зигзагообразные язычки пламени. Розовые, красные, желтые, малиновые и белые цвета этих равномерно расположенных по кругу зигзагов образуют яркую, насыщенную красками и движением картину, действительно иллюзорно напоминающую солнце. Такой столь реально трактованный мотив солнечного круга встречается лишь в ура-тюбинских борпушах и несомненно связан с древнейшими обрядами и верованиями народа .

 

Вообще же подобный мотив, но имеющий более условную трактовку, является излюбленным в таджикской вышивке. Он как бы проходит через нее лейтмотивом; постепенно теряя свое культовое значение, он дошел до нас в виде як лола (лола — тюльпан) — одного цветка, а также большой и малой розетки, богато орнаментированной растительными узорами. Розетка или круг является одним из главных исходных элементов орнамента как на вышивке изделий, происходящих из равнинной части, так и из горного Таджикистана; но в каждой местности он имеет свою особую специфику. Этот весьма распространенный во всем декоративно-прикладном

 

искусстве таджиков орнаментальный мотив пришел к вышивальщицам из глубокой древности. Его истоки прослеживаются исследователями еще в согдийском искусстве (VII—VIII века) .

 

Большое значение в ура-тюбинских борпушах играет цвет. Он всегда употребляется в самых звучных, контрастных сочетаниях (белый с черным, ярко-розовый с синим, желтый с малиновым). В большой степени именно благодаря этому небольшие по размерам борпуши производят впечатление очень крупной вещи.

 

Джоинамоз

 

       Джоинамоз. Бухара, 19 в.

 

. Большое распространение в северных районах республики получили джоинамозы — молитвенные коврики, которые подстилали под ноги при совершении молитвы. П-образная композиция их вышитого узора, чаще всего имеющая заостренную верхнюю часть в виде угла, воспроизводит михрабную нишу мечети, указывающую направление на Мекку. Орнамент на джоинамозах по своему характеру напоминает узор на сюзане, борпушах и руиджо. Он то тонкий, ажурный, со множеством всевозможных по строению цветочных форм и мелких листков, как, например, в бухарских, где бытуют десятки оригинальных ковровых узоров и бесконечное множество их вариантов, то броский, смелый, состоящий из отдельных ритмически сгармонированных форм как, скажем, в самаркандских, ура-тюбинских и пенджикентских. По своему общему художественному складу орнамент на джоинамозах наполнен какой-то непосредственностью и интимностью.

 

Это, наверное, в известной мере объясняется самим назначением вещи, ее близостью к человеку, к его мыслям, которые появляются во время молитвы. Так, среди узоров, образующих нишу, часто можно встретить такие символические элементы орнамента, как гранат (анор) — символ счастья и плодородия, всевозможные черви и сороконожки, как бы помогающие исполнению желаний человека, змея , рог козла, чайник к самовар — эмблемы гостеприимства, созданные уже в советское время.

 

Любопытен красный джоинамоз (начало XIX века) из Пенджикента, в орнамент которого включен популярный на Востоке мотив плода граната — анор. Здесь П-образная композиция заключает в себе десять одинаковых гранатных веточек, равномерно следующих друг за другом. Рисунок каж

 

дой такой ветки состоит из одной горизонтальной линии, на которой как бы подвешены параллельно друг другу пять вертикальных нитей с нанизанными на них плодами граната. Синие ветки и темно-красные гранаты образуют очень красивые, ритмично расположенные тяжелые и сочные ветки. Вся орнаментация джоинамоза интересна своим искусно стилизованным рисунком, как бы воплощающим изобилие родного края.

 

Карс


 

Карс является разновидностью покрывала для постели или сложенных в нише стопой одеял. Это вышитое изделие встречается редко. Оно представляет собой кусок материи, длиной иногда до 350 см, а шириной в 150—170 см. Причем каждый конец вышивается на обеих сторонах—на лицевой и изнаночной. Когда карс готов, его складывают по поперечной оси так, чтобы оба вышитых конца были на одной стороне и один из них немного покрывал другой. Но иногда узором украшается только один конец. Центральное поле, таким образом, остается чистым. Кайма, которая является основным местом, где размещается орнамент, украшается особенно пышно и богато. Ее узор обязательно окантовывается с трех внешних сторон двойной ленточной линией, прямой и волнистой — традиционным приемом, характерным для всех таджикских вышивок. Основные орнаментальные элементы этих вышивок—растительные мотивы. Часто среди них можно встретить отдельные значки, стилизованные под арабские буквы. Они умело вплетаются в узоры и придают им неповторимое своеобразие. Интересно, что среди рисунков вышивки карсов никогда не встречаются розетки.

 

Удачно решен орнамент карса из Ура-Тюбе. Здесь вокруг крупных, стоящих на стебле цветов красиво расположены всевозможные растительные элементы в виде отдельных листьев и кустов. Основной узор ограничен с двух сторон узкой каймой вьющегося стебля. Его синие жилки дают направление всей композиции, увенчанной двумя «петушиными гребешками» и пышными цветочными кустами. Синие вертикальные и горизонтальные линии, по мнению вышивальщицы, обозначают воду и нужны здесь как бы для напоения влагой этого пестрого цветника.

 

Народная мастерица обычно вкладывает в свои узоры представления о реальном мире. Может быть, поэтому орнамент вышивки, сделанный ее руками, всегда какой-то живой, можно сказать, цветущий и благоухающий.

 

Руиджо

 

       Руинджо. Канибадам, конец 19 в.

 

. Без руиджо, покрывала на постель, не обходится почти ни один народный обряд. Особое место оно занимает во время свадебного обряда — его торжественно стелют на ложе новобрачных. Это изделие распространено по всему равнинному Таджикистану. Композиция вышивки руиджо строгая, П-образная. Ее узоры ограничены с трех сторон двойной ленточной полоской. Очень разнообразны се орнаментальные формы и фон. Здесь в основном встречаются растительные мотивы, но они имеют неисчислимое количество вариаций. Всевозможные мелкие цветы, листья, стебли собираются в пышные, сложные по форме кусты и букеты, которые чередуются с крупными и мелкими розетками и дополняются множеством отдельных цветов, придающих общему строю узора легкость и ажурность. Особенно распространен этот тип вышивки в Канибадаме, Исфаре, Ленинабаде и Аште. Тут орнаменты, украшающие одно руиджо, бывают настолько многообразны, что кажется, будто они собраны со всех типов вышитых изделий и перемешаны в один яркий изящный орнамент.

 

 

Статья взята   http://www.chakhma.narod.ru/suzani/v1.htm

Похожие статьи:

Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 33
Когда мечты сбываются, а когда нет
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 92
Тренажер своими руками: детальное описание
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 21
Белый налет на языке у ребенка: причины и как убрать
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 19
Рамка для фотографии своими руками из картона
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 82
Как закатать березовый сок - рецепт с фото Чудо
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 85
Маяк - Грустно взрослеть, аккорды, текст песни
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 20
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 63
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 86
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 67
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 23
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 86
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 27
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 23
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 65
Прикольные сценки на день рождения, смешные розыгрыши 98